Home » “Мясные атаки” и “удары по источникам угрозы”. О тактике России и Украины – военный эксперт
Военный Глобальные новости Политический Украина

“Мясные атаки” и “удары по источникам угрозы”. О тактике России и Украины – военный эксперт

На оккупированных Россией территориях украинская армия продолжает бить по скоплению техники.

Например, несколько складов уничтожили вблизи Мариуполя, сообщили в мариупольском горсовете. Взрывы раздавались 28 мая сразу в нескольких поселках – Юриевке, Никольском и Урзуфе. По данным законно избранных властей Мариуполя, именно там размещаются склады и базы российских военных. Также о взрывах накануне сообщали и в оккупированном Бердянске. По данным местной военной администрации, зафиксировано как минимум пять попаданий по местам скопления российских войск. Законный мэр Мелитополя Иван Федоров заявил, что один из взрывов произошел на базе отдыха в Бердянске, где, по его информации, располагались как сами российские военные, так и их техника. Оккупационные власти сообщили лишь о работе ПВО в городе.

Ситуацию на фронте в эфире Настоящего Времени мы обсудили с военным экспертом Сергеем Грабским:

– Удары по Бердянску, по Мариуполю, перед этим мы слышали, по Мелитополю и так далее. Куда бьют и чем?

Ведется первый этап наступательной операции, в результате которой уничтожается инфраструктура противника

– Спектр вооружения, доступного в Украине, сейчас очень широкий. Мы можем говорить как об оружии, которое производится в Украине, а именно комплекс оперативно-тактических ракет “Гром”, так и о HIMARS, известных системах залпового огня, и украинских, и западных. Мы также говорим о применении авиации. Но в данном случае, если говорить конкретно о Бердянске, конкретно о Мариуполе, то, безусловно, мы имеем дело с высокоточным оружием воздушного базирования, которое как раз имеет дальность действия, достаточную для того, чтобы наносить такие удары.

В общем-то, это и входит в план, и, скажем так, украинские силы обороны не ограничиваются исключительно восточным и юго-восточным сектором фронта, удары наносятся и на других участках, под ударами находится скопление противника, его командные пункты и в Запорожской, Херсонской области. То есть сейчас ведется такая работа, если хотите, первый этап наступательной операции, в результате которой уничтожается инфраструктура противника – как командная, так и логистическая.

– Первый этап того самого большого контрнаступления, которое анонсировалось?

– Наступления, не контрнаступления.

– Удары по Белгородской области тоже в эти рамки вкладываются? Потому что их губернатор заявил о сотнях прилетов каждый день.

Невозможно перехватить каждую мину, каждый снаряд, летящий в сторону Украины

– Здесь немножко другая ситуация. Нужно понимать, что речь на данном этапе не идет об оккупации или создании каких-то буферных зон на территории Украины. Но при этом нужно понимать, что бороться с последствиями этих ударов гораздо сложнее. Простите, невозможно перехватить каждую мину, каждый снаряд, летящий в сторону Украины. Поэтому абсолютно логичной является борьба с источниками этой угрозы. А источники этой угрозы – позиции минометов, позиции артиллерии, позиции зенитно-ракетных комплексов, в частности С-300, С-400, которые осуществляют запуски модернизированными ракетами по критической и гражданской инфраструктуре на территории Украины. Поэтому эти удары являются абсолютно законными, и они будут только нарастать.

– То есть это сейчас, я так понимаю, основная тактика Украины, по крайней мере, на этом первом этапе?

– Да, в основном так. То есть мы же прекрасно понимаем, что Украина на данном этапе, наверное, в ближайшем будущем просто физически не сможет достигнуть паритета по количеству вооружения, боевой техники и личного состава. Поэтому нужно использовать так называемую концепцию бесконтактной войны, когда без угрозы для своего вооружения, без угрозы для своего личного состава наносятся массированные высокоточные удары по объектам противника, которые фактически разрушают, как я говорил, командную и логистическую структуру и лишают противника тех преимуществ, которые он имеет в личном составе, в вооружении и боевой технике. Таким образом эта работа будет вестись настолько долго, насколько это будет необходимо для принятия решения о последующих наступательных действиях украинских сил обороны.

– А какая тогда тактика России на данном этапе?

– На сегодняшний день Россия может противопоставить этому создание все более плотных линий обороны, так называемые, и это их изобретение, мясные атаки, в которых бездумно гибнут десятки и сотни, я даже не знаю, как их назвать, военнослужащих вряд ли, десятки и сотни единиц личного состава оккупантов. Россия продолжает наносить удары ракетами и дронами по территории Украины, имея целью, как они думают, ослабить темпы подготовки к проведению уже активной фазы наступательной операции, нанести удары по объектам критической инфраструктуры, или, как они еще говорят, по центрам принятия решений, и, безусловно, террор, террор и еще раз террор против мирного населения, потому что то, что мы видим, в общем-то, это нанесение ударов в основном по гражданским объектам на территории Украины.

– А эти массированные удары в последние дни по украинской столице, понятно ли вам, каковы цели, чего хотят добиться?

Противник таким образом намеревается измотать систему противовоздушной обороны, найти бреши

– Как я уже говорил, и эти цели заявлялись давно, это нанесение ударов по центрам принятия решений. Но мы понимаем, что для этого нужно преодолеть систему противовоздушной обороны. И такие массированные долговременные постоянные, я бы сказал, монотонные атаки, в общем-то, служат этой цели. Потому что противник таким образом намеревается измотать и обескровить систему противовоздушной обороны и найти какие-то бреши, через которые они намереваются наносить удары. И с этим связано массовое применение дронов, с этим связана волновая тактика применения ракетной техники или, скажем так, тактика использования дронов, которые, кроме нанесения ударов, еще рассматриваются как отвлекающие элементы, используя так называемую круговую траекторию полетов, и так далее, и тому подобное.

– Это вы называете волновой тактикой, когда дроны отвлекают?

– Да, в общем-то, можно понимать и так. Опять же, давайте будем откровенны, и украинское руководство это не скрывает: хотя бы одна или две воздушные цели все-таки попадают по объектам или по военным, или по объектам гражданской инфраструктуры, что, собственно, вписывается в концепцию террора и концепцию уничтожения каких-то важных элементов военной, гражданской инфраструктуры или в конце концов уничтожения просто мирных жителей, террора против мирного населения. Поэтому такая тактика используется.

Опять же, нужно исходить из того, что эти дроны – достаточно дешевое оружие. Поэтому, как говорится, клепать их можно в любой районной автомастерской по большому счету. И поэтому это достаточно серьезная угроза. Возвращаясь к тому, что мы с вами говорили про Белгородскую область, мы прекрасно понимаем, что перехват каждого отдельного дрона – это достаточно дорогостоящая операция. И мы должны переходить уже к другим методам ликвидации этой угрозы, то есть нанесения ударов по источникам угрозы. То есть по пунктам размещения и по пусковым установкам этих дронов, по запасам дронов, и это необязательно территория Украины.

– Что в районе Бахмута сейчас и в самом городе?

– На сегодняшний день можно с уверенностью сказать, что оборонная операция украинских сил обороны достигла своего результата. И этот результат очень эффективный. Потому что фактически удалось остановить наступление противника. Там активность боевых действий снизилась до критического минимума, противник потерял наступательный потенциал и вынужден отводить свои наиболее боеспособные части, в частности частную компанию “Вагнер”, из зоны боевых действий на доукомплектование и заменять их другими подразделениями. Посмотрим, насколько эти подразделения будут адекватные в своей готовности и боеспособности. В общем-то, Украина добилась того, чего хотела.

– Но Украина при этом вышла из Бахмута?

– Ну и что? Так никто и не говорил никогда, что Украина будет цепляться за каждый кирпич в Бахмуте, потому что для нас задачей, как и в любой военной операции, является уничтожение противника. И даже если мы откроем классическое описание задач оборонной операции, там нигде не сказано, что мы должны вгрызться и цепляться за каждый сантиметр земли, тем более в условиях маневренной обороны, тем более в условиях, когда противник превосходит наши силы в три-пять раз.

Источник : Currentime

Translate